Версия для слабовидящих |
12+
Выбрать регион

Официальный сайт газеты "Присаянье". Главный редактор: Елена Викторовна Шейнмаер. Учредитель: КГАУ "Редакция газеты "Присаянье"

663580, Красноярский край, с. Агинское, ул. Советская, 159
телефон: (8-39142) 21-3-55, 21-1-35, 21-9-01
e-mail: pris24@yandex.ru

Особое призвание –быть нужной

Продолжаем наш проект. Сегодня мы проведем день с социальным работником села Агинского

Человеку нужен человек. Тот, кто станет твоими руками, ногами, глазами, если вдруг оставят силы. Который в любой день обязательно зайдет, принесет продукты и лекарства, поможет советом и делом. С которым уходит ощущение беспомощности и страх, оставляя место для других, более продуктивных эмоций. В старости нас поддерживают дети или внуки. А если они далеко – социальные работники. Работа у них такая.

Расписано по дням

Рабочее утро у Натальи Карповой начинается в восемь. По понедельникам, средам и пятницам социальные работники закупают пенсионерам продукты и лекарства, совершают коммунальные платежи, а потом посещают своих подопечных. Вторник и четверг – время хозяйственных хлопот, на эти дни запланированы уборка, ремонт, стирка и банный день. "Хотя, – улыбается Наталья, могут и в среду попросить шторку повесить. Помогу им, конечно. Мы часто идем навстречу клиенту, как бабушкам отказать? Больше всего работы летом, ведь добавляется прополка, побелка, да и окна помыть надо. Мне нужно успеть всех обойти. Но схема обходов у нас отработана, и в любом случае мы успеваем и основную работу сделать, и время выкроить на дополнительную помощь".

Утренние очереди

Сегодня среда. Вместе с Натальей мы отрабатываем заявки на оплату коммунальных услуг и закупку продуктов. Стоим в очередях с квитанциями в руках. Закупив по списку медикаменты в аптечном пункте, направляемся в продуктовые магазины. "Ой, меня же просили купить серп!" - спохватывается моя попутчица. Возвращаемся в хозяйственный магазин, покупаем маленький серп. В руках у Натальи сразу несколько авосек — ведь и списков тоже несколько. У нее 14 клиентов, и для каждого она – быстрые ноги, сильные руки, зоркий глаз и ясная голова. А также огромное доброе сердце. "В городе немного проще, – делится мыслями Наталья, – там все подопечные могут в одном доме жить. Обошел несколько подъездов, заявки принял, обработал, потом продукты быстренько разнес, прибрался, поговорил, и все. Время на дорогу от дома к дому не тратится. А попробуй десяток подопечных пройди, если один на Советской, другой на Фомичева, а ты на своих двоих. Это хорошо, что у меня мои пенсионеры живут в одном месте — в микрорайоне Ветеран. Сегодня человек девять нужно обойти, кому лекарства выдать, кому продукты, а в конце дня к бабушке на Спортивную забежать, и я все успею".

Выслушать человека

Пожилым людям нужна не только физическая поддержка. Живут они, зачастую, в одиночестве, в гости друг к другу ходят редко. А поговорить хочется. И даже выговориться. В этих случаях – социальный работник обязательно зайдет, поговорит, выслушает. На профессиональном языке это называется "снять напряженное психологическое состояние". И пенсионеры ценят такое отношение, стараются им не злоупотреблять. Все они знают, что не нужно Наталью задерживать, что не может она сидеть весь день с одним человеком, что впереди еще дома, где ее очень ждут.

С документами по кабинетам

Техника безопасности, оформление документов, первая доврачебная помощь — эту рабочую информацию обязательно получает социальный работник. "Мне больше по душе физическая работа, чем с бумагами бегать, - признается Наталья. – Мы и квитанции оплачиваем, и субсидии ходим оформляем, и льготы, и проездные, и все мне нужно уметь, с каждым документом по кабинетам пройти. Если какие-то изменения в законодательстве происходят — то нам на планерке разъясняют, показывают, как оформлять документы. Приходят к нам специалисты из пенсионного фонда, пожарные, полиция предупреждает о новых видах мошенничества".

На почте, где Наталья оплачивает свет, одна из посетительниц, узнав, зачем мы фотографируем Наталью, не может удержаться от комментария: "Им при жизни памятники ставить надо. Дождь, мороз, снег и прочее – а она бежит. С сумками тяжелыми, в любую погоду и в любом настроении. Продукты принесет, уберется, а пенсионеру еще и поговорить надо, он же один. А у нее, каждая минута учитывается, торопится она. И всё равно выслушает, поулыбается, поговорит, и всегда в хорошем настроении. Ни один соцработник не придет к клиенту расстроенным, не буркнет, не огрызнется. Я уверена, сама работала в этой сфере. Работали тогда за копейки, но шли в социальную сферу девочки, у которых есть в душе тепло, человеческое отношение к старикам. А иначе нельзя: пожилые люди это особая категория. А зовут меня Елизавета Федоровна Кошелева".

Справка
До второй половины 1980-х годов в России социальная помощь лежала на плечах медиков, педагогов, священнослужителей, психологов, служащих общественных и благотворительных организаций. В апреле 1991 года должность «специалист по социальной работе» была внесена в государственный реестр. С этого времени оказание социальной помощи было официально закреплено в Конституции России.

Не с пустыми руками

Продавцы в магазинах Наталью узнают, стараются предложить ей сметану посвежее, колбасу повкуснее, да и по цене не заоблачной. Продуктов в сумке становится все больше. Предлагаю Наталье помощь. "Не надо, – смеется она. – Я уже привыкла к тяжелым сумкам, все нормально". Потом Наталью и ее коллег, в руках которых также тяжелые сумки, машина отвозит в микрорайон Ветеран. И вот идем мы по поселку к пункту, который девушка шутя называет "сортировочным". А по пути нас останавливают пожилые люди, что совершают по уютным улочкам послеобеденный променад. "Да, да, – улыбается каждому Наталья, – чуточку позже зайду и к вам, занесу что обещала". Заходим в крохотное двухкомнатное здание. Это и есть своеобразный "сортировочный" пункт. Там девушка, как и ее коллеги, раскладывает содержимое сумок на столе, сортирует покупки, подсчитывает расходы, отсчитывает сдачу, крепит стопочкой чеки, делает записи в журнале. "Это дневник социального работника, – поясняет Наталья. - В нем мы расписываем свой рабочий день, по минутам. Я оказала услугу, сделала запись, получатель расписался. Этот журнал – наш главный документ, он с печатями, его потом обязательно проверяют. В конце месяца мы отчитываемся".

Пятнадцать минут в огороде

Берем первую партию продуктов, заходим в домик, где живут Валентина Григорьевна и Валентина Феоыфановна. Им нужно отдать покупки, а потом помыть полы, протереть двери, окучить картошку. Наталья крутится как юла, а бабушки сидят в сенях и рассказывают про свою помощницу: "Наша девочка хорошая, добрая, есть же дети такие... Что не закажешь — все найдет и принесет. Вот в отпуск она уходит, и мы переживаем сидим, как без нее будем", – делится Валентина Феофановна... "Наташа — самородок, золотая она. Три дня ее не было — так сидели, ждали. Пришла и сразу зацеловали, заобнимали. Мы можем и в выходные ей звонить по необходимости, она телефон оставила. Уважает пожилых, умница наша. Любит эту работу и бабушек всех подряд. Не делит, кто хуже, кто лучше. Мы же видим всё, иногда ей и плохо бывает, она тоже человек. И все равно бежит, убирает, поговорить с нами успевает, и принесет что пообещает, и сэкономит нам копеечку, и посвежее продукты найдет, как для себя. Так и говорит — возьму вам как себе. А мы ее зовем дочей. Она наша", – добавляет Валентина Григорьевна.

Как родная бабушка

Обычно Наталья успевает поговорить со стариками, пока убирается или готовит. Вот и для моих расспросов она нашла минуточку, пока окучивала быстро крохотный огородик с картошкой для своих бабушек. Говорю: "Наташа, ты и через пять, и через десять лет будешь тем же заниматься?" "Не знаю, – отвечает она. Я не планирую наперед. Но мне эта работа нравится. Закончила торговое училище, проработала в одном магазине восемь лет со дня его открытия. Знала всех покупателей в лицо, в магазине опыт общения и набирался. Уже там поняла, что главное — подход. Пожилые люди как маленькие детки иногда, только с характером своим, недетским. Ребенку сделаешь замечание — он слушается, а бабушки в этом случае обижаются. Грубить им нельзя, приказывать тоже, каждого нужно понять, помочь... . Потом ребенок у меня в школу пошел, а у меня рабочий день до десяти вечера, да и отпуска как такового не было. А я нужна дома. И мне посоветовали попробовать свои силы в социальной работе. Это было шесть лет назад. Я подумала: в государственной организации надежнее работать, да и отпуск там нормальный дают, и рабочий день нормированный. Почему бы не пойти. Мы с детства все приучены помогать родным бабушкам — воду таскать, дрова, и я знала, на что иду. Бабушка родная у меня лежачая была, ей помогала, только рано у меня ее не стало. И каждую свою клиентку я теперь воспринимаю как родную бабушку. И мои подопечные тоже мне стараются помочь: советы дельные дают, опытом делятся. Например, одна бабушка научила ставить потрясающее дрожжевое тесто. Как она делает — никто не умеет, кроме меня, — улыбается Наталья. – Еще я стараюсь запоминать их шутки и прибаутки, память у меня хорошая. Фотографии свои они мне очень любят показывать, где они молодые, жизнерадостные. Смотришь на пожелтевшие карточки, и думаешь — красота-то раньше другая была, не такая как у нас. Особенная. А может, и снимали раньше по-другому, кто знает".

Десять минут у Бабы Кати

Разобравшись с огородом, бежим на соседнюю улочку, к бабе Кате. Она сидит в коляске и, судя по ее виду, очень ждет поддержки, потому что за стенкой ругается какая-то бабушка. "И что пришла опять, – ворчит тихонько баба Катя. – Что ей дома не сидится!" "Сейчас уйдет, все хорошо будет, — успокаивает подопечную Наташа. – Давайте я вам давление измерю". Наташа уходит на кухню, а баба Катя говорит: "Наташа хорошо обслуживает, молодец она. Всегда найдет минутку ко мне забежать, спросить как дела, и не нужно ли что".

Оббежав подопечных, проживающих в микрорайоне Ветеран, и переделав все нехитрые хозяйственные дела, социальный работник отправляется в Агинское, на Спортивную улицу, чтобы занести продукты еще одной подопечной, Серафиме Федоровне.

Рабочий день подходит к концу, и я спрашиваю у Натальи, что самое тяжелое в ее работе. Подумав несколько секунд, она признается: "Ничего нет страшнее чем то, что называется "утратой получателя услуг". Этого я больше всего боюсь. Приходишь к бабушке, а она лежит, не встречает. И сердце сразу так заколет. А потом хоронить. Бывает, и проводить ее некому, мы тогда помогаем, как можем. Молодая была — смерть не так воспринимала. Видимо, с каждой смертью становишься взрослее".

Автор: Елена Засимова

По этой теме:

Лайкнуть:

Версия для печати | Комментировать | Количество просмотров: 646

Поделиться:

ОБСУЖДЕНИЕ ВКОНТАКТЕ
ОБСУЖДЕНИЕ НА FACEBOOK
КОММЕНТИРОВАТЬ

Captcha
 

МНОГИМ ПОНРАВИЛОСЬ
НародныйВопрос.рф Бесплатная юридическая помощь
При реализации проекта НародныйВопрос.рф используются средства государственной поддержки, выделенные в соответствии с распоряжением Президента Российской Федерации от 01.04.2015 No 79-рп и на основании конкурса, проведенного Фондом ИСЭПИ
ПОПУЛЯРНОЕ
ВИДЕО
Яндекс.Метрика