Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Озвучка выделенного текста
Настройки
Обычная версия
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы
(видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Агинское
17 октября, вс
Настройки Обычная версия
Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы (видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Агинское
17 октября, вс

В тесноте, да не в обиде

16 апреля 2021
115

Уютный домик, резные окна, крылечко. Вокруг домика клумбы, палисадник и нахоженные тропинки. Вероника Соморокова, руководитель Дома культуры, показывает свое скромное хозяйство. Есть в этой женщине особое тепло, которое наверняка притягивает и детей и взрослых. В культуре Вероника не первый год. Знает, как людей организовать, как искорку творческую зажечь, как талантам помочь раскрыться. И они к ней тянутся.

Творческое пространство

Мы заходим в помещение. Слева кочегарка — крохотная комнатка с печкой. Затем комнатка чуть больше — методический кабинет. У входа в кабинет чудесным образом умещаются крохотная примерочная и полки с сокровищами: кораблями, домами, вазами, куклами, картинами. В методическом кабинете есть небольшой шкаф, пара столов, стулья, несколько полок. Здесь дети постигают азы работы с бумагой, нитками, лозой и прочим нехитрым материалом. Вероника быстренько показывает мне методику торцевания, я моментально загораюсь, слушаю с интересом и решаю попробовать что-то подобное дома.

Сцена превращается...

Выходим из кабинета, направляемся в зал. Комната зала небольшая, вдоль стен грудятся лавки и стулья. Большая самодельная ширма создает иллюзию сценического пространства. Заглянув за ширму, обнаруживаю раскладные столы. Они спасают от тесноты в методическом кабинете и раскладываются в центре зала в тот момент, когда взрослым и детям нужно заниматься декоративно-прикладным творчеством согласно расписанию. Если бы не расписание, то восемь кружков, работающих в клубе, не смогли бы принять желающих. А так, крохотными группами получается проводить занятия. Пытаюсь понять, что можно сделать на узенькой «сцене». Можно прочесть стихотворение или скромно спеть песню, не очень сильно размахивая руками. Но как развернуться русской широкой душе или просто сплясать здесь, не совсем понятно. Песни тут поют и эстрадные и народные, в клубе функционируют вокальные кружки для взрослых и детей. А на мероприятия приходят десятки людей, и очень редко зал и даже коридор вмещают всех желающих.

Почему тесно?

Раньше у клуба было большое здание, оно сгорело двадцать лет назад, и начались проблемы. Нынешнее помещение, собственность ЦМКС, занимает 180 квадратных метров, но это на бумаге. На деле же клуб помещается в одной половине здания, в другой располагается сельсовет. «Даже если вторая часть здания будет наша, это не спасет положение, мы клуб не расширим, потому что придется убирать несущие стены, а этого делать нельзя. Так что по документам все хорошо, а на деле — видите как», — объясняет ситуацию Вероника

шедевры из бумажной лозы

Девчонки, давайте!

«Мы здесь все семьями дружим, когда не хватает средств на проведение мероприятия, то под лозунгом: «Девчонки, давайте!» скидываемся. То одна с дома принесет, то другая. Наша уборщик помещений, Галина Шпилькова, принесла из дома швейную машинку, обшивает коллективы. На большие праздники и стол накрывается, и глава, чем может, помогает. Активисты, конечно, женщины. Хотя, если бы пела тут гармошка, играл живой инструмент, не удержались бы и мужчины. И все можно организовать, только куда деваться гармонисту в этой каморке? И что делать, если душа вдруг воспарит и пойдет в пляс?»

Елена Засимова